«Вот они, деньги, которые берутся с весового контроля!»

Кожаный салон, люк на крыше, голосовое управление аудиосистемой, не менее двух ЖК-дисплеев — это только часть обязательных требований, которые предъявляет ГБУ «Безопасность дорожного движения» к автомобилю, на приобретение которых прошел аукцион. Всего учреждение, занимающееся продажей пропусков во время действующего сейчас сезонного ограничения движения большегрузов в Татарстане, готово потратить на пополнение автопарка 32 млн. рублей. Представители грузоперевозчиков возмущены этой новостью.

Из проректоров — в «весовщики»

Затягивание поясов, в той или иной степени затронувшее весь бюджетный сектор, по всей видимости, не грозит государственному бюджетному учреждению «Безопасность дорожного движения» (ГБУ «БДД»): суровые экономические реалии не помешают ему приобрести 39 автомобилей 2015 года выпуска, включая иномарку бизнес-класса, на 32 млн. рублей. 17 апреля ГБУ провел аукцион по двум своим заказам. Первый лот — на поставку 30 автомобилей 2015 года выпуска (тип кузова — седан) на 16,1 млн. рублей. Стоимость одного авто определена в 538,6 тыс. Стоимость второго лота примерно такая же — 16,2 млн. рублей, но вот машины уже ощутимо дороже: 8 авто почти по 1,7 млн. рублей и одно — за 2,93 миллиона.

Не каждый день бюджетные ведомства приобретают сразу 39 машин, среди которых 9 иномарок (изделия отечественного автопрома на такую цену не тянут). Но, может быть, автопарк ГБУ так поизносился, что потребовал срочного обновления? Или директор учреждения по каким-то причинам не хочет ездить на авто, оставшемся от предшественника? Ведь Анас Адыев возглавил ГБУ всего четыре месяца назад, в декабре 2014 года. Он сменил 50-летнего Ришата Мансурова, который рулил учреждением почти 12 лет, а покинул пост на фоне громкого скандала с его подчиненным — начальником челнинского филиала ГБУ Рустемом Каримовым, который подозревался в злоупотреблении должностными полномочиями и служебном подлоге. Трудовая биография Адыева примечательна: до назначения на должность «главного весовщика на дорогах» (учреждение занимается весовым контролем большегрузов в РТ) он трудился проректором по экономике и финансам КНИТУ-КАИ, а до этого руководил управлением федеральной службы финансово-бюджетного надзора в РТ.

Авто нужны для «совершенствования системы весового контроля»

Отметим, что 32 млн. рублей на авто возьмут из внебюджетных источников. По всей видимости, из тех, что формируются за счет государственных услуг, которые оказывает учреждение. Чем же занимается ГБУ? Его создали постановлением кабинета министров РТ в 2002 году «в целях обеспечения структурной перестройки в дорожном и транспортном хозяйстве, совершенствования форм государственного контроля за сохранностью автомобильных дорог и дорожных объектов». В трех филиалах (Альметьевск, Набережные Челны и Нурлат) и центральном офисе в Казани трудятся 573 человека. В обязанности ГБУ помимо весового контроля большегрузов входят выдача пропусков во время сезонного ограничения движения транспортных средств. Кстати, тендер почти совпал по времени с «весенней страдой»

— с 15 апреля каждый выезд большегруза на дорогу обходится грузоперевозчикам Татарстана в 5 — 15 тыс. рублей.

Добавим, что в конце 2014 года на ГБУ возложили ответственность за организацию и содержание платных парковок, но, видимо, не в Казани, где за это дело отвечает МБУ «Организатор городского парковочного пространства».

Вероятно, вышеперечисленные функции сами по себе — достаточный аргумент для приобретения 39 авто. Впрочем, 30 «дешевеньких» седанов, по всей видимости, пойдут в дорожную патрульную службу. А остальные? Получить исчерпывающий комментарий о предназначении иномарок по 1,7 млн. и авто стоимостью без малого 3 млн. рублей «БИЗНЕС Online» не удалось. Красноречива сама «процедура» нашего общения с ГБУ. Сначала в приемной ответили, что директор не может прокомментировать закупку, так как у него постоянные совещания. Потом сообщили, что комментария не будет, но буквально через пять минут передумали и попросили направить письменный запрос. Когда спустя двое суток мы поинтересовалась, на какой стадии находится подготовка ответов, в приемной ответили, что Адыев, оказывается, уже две недели на больничном, а потому и не может отдать распоряжение своим подчиненным на подготовку ответов. Правда, пояснить, каким образом директор одновременно с лечением проводит совещания, его секретарь не смогла.

Тем не менее когда материал уже был готов к публикации, ответ все-таки пришел (подписан замдиректора Алсу Шамеевой): «Совершенствование системы весового контроля, расширение сети пунктов весового контроля на автомобильных дорогах регионального и местного значения (в том числе автомобильные дороги в сельских районах), осуществление уставных полномочий ГБУ „Безопасность дорожного движения“ в отношении придорожных полос всей сети автомобильных дорог Республики Татарстан (протяженность автомобильных дорог регионального значения составляет более 13 000 км), необходимость формирования и реализации эффективной системы внутреннего контроля, командировки работников ГБУ „Безопасность дорожного движения“ разного уровня по территории Республики Татарстан, носящие фактически непрерывный характер при круглосуточном режиме ряда подразделений учреждения, обуславливают потребность в автомобильном транспорте в количестве и с характеристиками, указанными в соответствующих извещениях...»

Гвоздь программы с системой голосового управления и климат-контролем

Отметим, что заказчик, не указав предпочтительные марки авто, привел их достаточно подробные технические, интерьерные и экстерьерные характеристики. Так, автомобили за 1,7 млн. рублей должны быть белого цвета, тип кузова — универсал, полноприводные, экологический класс двигателя не менее «Евро-5». Из «наворотов» — обтянутый кожей руль, подсветка зоны ног водителя и пассажиров, аудиосистема с шестью динамиками.

Гвоздь программы — авто за 3 млн. — заказчик желает видеть таким: белый универсал с автоматической коробкой передач, кожаная отделка салона, двухсекционный люк на крыше, система голосового управления климат-контролем, аудиосистемой, телефонной книгой и мобильным телефоном, мультимедиасистема, не менее двух цветных ЖК-дисплеев, сенсорный 8-дюймовый цветной ЖК-дисплей на центральной консоли и так далее.

Какие машины могут иметься в виду? По словам вице-президента по развитию группы компаний «Кан-Авто» Сергея Чернова, за 1,7 млн. рублей можно приобрести Skoda, Volkswagen, Nissan C+ или D-класса. За 2,9 млн. аппарат будет посерьезнее, уже бизнес-класса. И вообще, выбор такого рода дорогой иномарки достаточно специфичен. В автомобильном мире есть сегмент, который в России пользуется наименьшей популярностью, — универсалы премиум-класса: пятидверные авто 5-й серии BMW, Mercedes E-класса и Audi Allroad на наших дорогах настоящая редкость. Причина, по которой их недолюбливают, — слишком дорого для семейной машины. Каждая из этих моделей, выпуска не позднее 2014 года, в среднем стоит 3 млн. рублей и сильно уступает своим братьям-седанам по привлекательности, а джипам — по проходимости.

«Пусть покупает „УАЗ Patriot“ — как раз машина для наших дорог!»

Генеральный директор ООО «Транспортно-коммерческая фирма «Кама-Тракс», председатель правления ассоциации международных автомобильных перевозчиков Леонид Штейнберг после того, как узнал от корреспондента «БИЗНЕС Online» характеристики и стоимость приобретаемых ГБУ авто, не сдержался от гневного восклицания: «Кожаное рулевое колесо, говорите?! А что, с обыкновенным рулем сотрудник государственного учреждения „Безопасность дорожного движения“ ездить уже не может? И зачем им вообще столько машин? Зачем им машина за 3 миллиона рублей? Пусть директор народу объяснит, для чего он покупает машину бизнес-класса! Вот они, деньги, которые берутся с весового контроля! Пусть покупает „УАЗ Patriot“ — как раз машина для наших дорог!»

Известный блогер Тимур Тимуршин так прокомментировал «БИЗНЕС Online» заказы ГБУ: «Учитывая текущую ситуацию и то, что многие ведомства ужимают расходы, такая щедрость бюджетного учреждения выглядит несколько странной... К сожалению, в законе не оговаривается, какие автомобили и под что должны приобретаться». Тимуршин напомнил, как недавно собирались подписи на сайте «Российской общественной инициативы», чтобы ограничить стоимость авто для чиновников до 1,5 млн. рублей: «Если набрать 100 тысяч подписей под общественной инициативой, ее должны рассмотреть депутаты. Мы собрали больше, но, естественно, эту инициативу законодатели не стали рассматривать и ограничений на покупку автомобилей не ввели. Считаю, это была очень здравая инициатива, потому что у нас на какого главу района ни посмотри — все ездят на внедорожниках, причем на новых». Впрочем, Тимуршин не исключает, что приобретаемые ГБУ иномарки предназначены вовсе не для этого учреждения: «Думаю, эти дорогие автомобили пойдут на нужды совсем других ведомств: они будут числиться на балансе ГБУ, но возить будут совсем других людей. Мы с такой практикой сталкивались».

Пока не появится официальный документ, регламентирующий, какому чиновнику и что по статусу положено, подобные заказы могут иметь место, уверен генеральный директор агентства по госзаказу Яков Геллер: «Есть такое понятие — разумная достаточность, и этот принцип должен быть обеспечен документом — рейтингом потребностей. Вот президент республики не может ездить на Kalina, а директор ГБУ не должен ездить на машине бизнес-класса. Но нужен документ: что положено, а что — нет».

Фото: legalportal.ru

По материалам: business-gazeta.ru

Елена Фадеева